Нина Смахтина: "Остаюсь патриотом Советской Родины..."

Нина Смахтина:

Нина Сергеевна Смахтина родилась 1 марта 1925 года. Участница Великой Отечественной войны. Зенитчица. Проживала в Шиморском. Много встречалась со школьниками и студентами, рассказывая им о войне. Не стало Нины Сергеевны в июне 2015 года. 

 

Только пыль, пыль, пыль…

 

Наверно, ассоциации, навеянные строками Киплинга – пыль, сапоги – в любом случае будут «военными». А вот другие слова, не менее известные: «Пол-Европы прошагали, пол-Земли»… Одна из прошагавших, Нина Сергеевна Смахтина,...


Шиморское, 1942-й год. Нина окончила школу. Война. Её отец и брат уже на фронте. А девушка, как и большинство её подруг – на рытье окопов. – Ров рыли вдоль Оки, – рассказывает Нина Сергеевна. – Зима суровая, мороз под сорок. Стыли руки, стыло лицо. А уж земля… Промёрзшая донельзя. Казалось, ничем её не разбить! И трудились несильные физически люди: пожилые и вчерашние школьники. Уставали, конечно, а ведь ещё приходилось дежурить по очереди в райкоме комсомола в Выксе. Ходили туда-обратно пешком. Как-то пришлось возвращаться домой уже ночью. Тьма кругом, хоть глаза выколи, а я бегу. Особенно страшно было между Антоповкой и Грязной, всё казалось, что выскочит из темноты волк. Людей-то не боялась, знала, что рабочие в завод тоже пешком ходят…


Как исполнилось Нине 18, её призвали в армию. Сначала служила в Горьком, на охране автозавода, подвергающегося бомбёжкам. В зенитном батальоне орудийные расчёты состояли в основном из мужчин. А её задачей было определять высоту полёта самолётов противника, направление их движения.

 

Сообщала о своих наблюдениях по связи в штаб, а уже оттуда координировали огонь. 

 

Позже Нину перекинули в Белоруссию. Там довелось встретиться с бойцами части, выходящей из окружения:


– Тогда действительно воочию увидели, чем может обернуться война. Солдаты рассказывали, что питались они только тем, что природа даст. Никаких продуктов долгое время не было у них вообще. Так, голодные, и шли к своим. Конечно, товарищи о них знали, пытались с самолётов сбрасывать еду. Но немцы умудрялись расстреливать летящие «посылки». Ели ягоды, грибы, траву. Выворачивали наизнанку мешки из-под сухарей – вдруг в уголках крошки застряли? Находили их, заваривали в кипятке. Вид у выживших был такой, будто бы они вернулись из концлагеря.


Прибалтика, Польша… Нина и её подруги прошагали их пешком. Случалось в сутки «отмахать» до 70 километров. Спали совсем мало, буквально отключались на ходу. Даже сны смотрели, не замечая, что идут, забывая о высоких сапогах, с которыми, казалось, ноги уже срослись. 


И вот – Германия:
– Был уже апрель 45-го. Приближались к Берлину. Вышли на какой-то родовой особняк, где проживала пожилая супружеская пара. Немцы, но немцы мирные. Остановились у них переночевать. В первый раз за много дней улеглись в настоящие постели! До этого подстилкой были снег и земля… Сразу почувствовали, что близок конец войны. И правда, спустя некоторое время, 8 мая, услышали по радио: всё! Причём сначала о поражении фашистов объявили американцы, затем – англичане. И лишь потом – Советский Союз: «Акт о капитуляции подписан!». Что тут началось! Все выскочили на улицу, начали стрелять в воздух. Салют!


Нина Сергеевна не задержалась на чужбине, хотя такая возможность была. Очень уж хотелось скорее попасть домой, одолевала тоска по Родине. И твёрдо знала: надо учиться, надо поступать в институт. Чтобы поступить, пришлось ей заново идти в 10 класс. За годы, что воевала, школьная программа забылась. Но другое помнилось. Например, «катюши»: вот это оружие! Сметало всё! Или переправа через Одер: по берегу – груды мёртвых тел. Идти приходилось прямо по трупам. Другие трудности, преодолевать которые помогали боевые товарищи. И чувство гордости за Родину, за народ, победивший фашизм. Осталась в памяти война.

 

Татьяна Снегирева, газета «Выксунский рабочий», №28, 9 апреля 2010 года

Фото из архива "ВР" и библиотеки "Отчий край".

Воспоминания о войне записаны Ниной Сергеевной Смахтиной в мае 1998 года.