Владимир Глубоков. Раздел между Андреем и Иваном Баташёвыми

 

Важным моментом существования созданной во второй половине XVIII века на приокских берегах братьями Баташёвыми металлургической империи является её неожиданный раздел в 1783 году. О причинах раздела существует много предположений, но ни одно из них не находит документального подтверждения. Во многом причина, наверное, в расхождение взглядов на перспективу дальнейшего развития производства и в недовольстве друг другом за принятые самостоятельные решения, на которые они имели право по взаимной доверенности.

 

О разделе упоминается во многих публикациях, но из содержания договора приводится только список заводов и что и всё остальное поделили, вплоть до деревьев из сада. Поэтому всегда хотелось прочитать сам договор. Наконец, удалось познакомиться с копией с копии договора в делах Московского горного правления (ЦГА Москвы, ф. 2199, оп. 1, д. 100). Ниже приводятся выдержки из текста договора, но для себя я его перекомпоновал для удобства сравнения того, что досталось каждому из братьев. Все дополненные мной заголовки и комментарии приведены курсивом. Тексты в то время писались сплошной массой, практически без знаков препинания, поэтому вполне возможно, что мной не всегда точно истолкованы выражения, типа «казнить нельзя помиловать», и неточно выполнено грамматическое осовременивание, также в цитатах без указания опущены некоторые лишние уточняющие слова.

 

Приводимый договор дан Ивану от имени Андрея, аналогично Андрей получил договор от Ивана, который может несколько отличаться по тексту, но не по сути.

 

 

 

1783-го года августа 15-го дня.

 

Дворянин Андрей Родионов сын Баташев.

 

Дал я договор сей брату моему родному, дворянину Ивану Родионову сыну Баташеву, в том, что, поговоря, мы с ним, братом моим, имеющееся у нас общее движимое и недвижимое, имение, равно и купленное на имя моё, так и покупное на имя его, Иваново, но из общего капитала, положили разделить на нижеследующем. А именно:

 

Заводы со всеми к тем заводам и фабрикам принадлежащими землями, лесами и угодьями

 

По желанию его, брата моего, имеет он, Иван, получить

А мне, Андрею, по желанию моему получить на мою часть

Нижегородского наместничества Ардатовской округи Выксунские заводы: Верхний, Средний, Нижний и Велетминский с домнами, молотовыми, дощатыми, лудильными, стальными, укладными, якорными,

Володимерского наместничества Меленковской округи Гусевский, Верхоунженский, что близь сельца Копнина,

да в Меленковском уезде на реке Железнице фабрику,

да Тамбовского наместничества Кадомской округи Еремшинский,

да в Тамбовском наместничестве Елатомского уезда Унженские железные заводы.

и Нижегородского наместничества Ардатовской округи Илевский Верхний и Нижний заводы.

 

Отошедшие к Ивану земли располагались вокруг заводов, а также с правой стороны Оки от Решного до Шиморского и примерно на линии от Унженского завода до Выксунского. Земли же Андрея охватывали хозяйство Ивана с внешней стороны и включали левобережье Оки от Решного вверх по Оке, около Гусевского, Еремшинского, Илёвского заводов, сёл Вознесенское, Коврез, Дивеево. Если земли Ивана обозначены в общем виде, то в землях Андрея указана каждая пустошь. Это можно отнести к тому, что земли на левом берегу Оки давно заселены, и каждый клочок имел конкретного собственника. Или Андрей их очень хорошо знал и стремился перенести центр своего проживания поближе к Туле, а Ивана устраивал центр в Выксе. Недаром, о завершении строительства Верхоунженского завода записано в договоре, а о строительстве Сноведского даже не упоминается. Это говорит о том, что строительство началось после раздела, а, возможно, оно было одной из причин его. О плане строительства Андрею, наверняка, было известно, что подтверждает текст, выделенный ниже.

 

Совместное использование рудных мест Выксунского завода

 

Руды при деревнях и пустошах Карповке, Рудной и Антоповой и в других дачах, принадлежащих ныне по расположению тех земель к Выксунскому заводу, брать нам из рудников, доныне сысканных, и впредь на тех землях какие обыщутся, как на его, брата моего Ивана, часть для заводов, так и на мою, Андрееву, часть для всех заводов, столько, сколько будет для тех заводов потребно. Но больше означенных заводов мне, Андрею, для тех руд уже не строить, но ему, брату моему Ивану, если пожелает, один завод с двумя домнами, а не более, то завести. И довольствоваться ему теми рудами для того завода беспрекословно. И должен он, брат мой Иван, отделить мне, Андрею, на мою часть для копки руды двести десятин земли навсегда, где была деревня Карповка. И на тех землях построить мне, Андрею, для житья приказчиков и для работников пристойное строение. Также ему, Ивану, отвести мне, Андрею, для складки руд на берегу реки Оки место столько, сколь надобность того пребывать будет. И брать мне, Андрею, как на строение в тех местах для копки рудной надобных покоев и прочего, так и на обжиг руды и на всякую надобность во время копки и во время грузки судов из его, брата моего Ивана, леса сколько вознадобится. А для первого случая на постройку казарм взять мне, Андрею, из готового общего леса на берегу Оки столько, сколько на то надобность будет требовать.

 

Жилые дома и земли под строительство

 

В Москве и в Санкт-Петербурге дома, купленные и строенные братом моим Иваном из общего капитала.

Дом в Москве, в Нижних Садовниках, в приходе Козмы и Доминиана, купленный на имя его, брата Иванова, на общий же капитал.

В Нижнем Новгороде каменный дом, купленный после пожару и оправленный из общего капитала на имя мое, Андреево (А как оной дом по сему нашему договору доставался мне, Андрею, но по его брата моего желанию оставлен от меня на его Иванову часть, чего ради он, Иван, и должен мне, Андрею, за тот дом, во что он покупкою и с пристройкою коштовал, заплатить от себя деньги, то есть четыре тысячи семьсот тридцать семь рублей). Ему ж, Ивану, досталось в том же Нижнем Новгороде общее дворовое порожнее место, оставшееся после пожару.

Второй в городе Туле дом отеческий с прикупными к нему землями собственно им же, Иваном, и пристроенной на общей же капитал к тому дому. В Тульском уезде в станах Старом городище и Нюховском запустелые земли и где были отца нашего и купленные нами Верхотульские два завода с ветхим всяким строением. В Рязанском наместничестве земли с рудами и без руд, какие там за нами сыщутся.

В городе Муроме дом общий.

Общие дома в городах Касимове и Арзамасе

 

Крепостные люди

 

Людей, живущих в городе Туле у разных людей и купленных мною, Андреем, с 758-го года по сей раздел, безземельных, по конкретным купчим из раздела исключить.

А затем живущих по заводам разделить: 1-е приказчиков, конторщиков и заводских надзирателей; 2-е всякого рода по мастерствам. Разравнять по равным частям, и по согласию взять каждой части по равному числу, на случай несогласия разделить людей по жребиям.

 

За отпущенных мною, Андреем, общих людей на волю вечно: Якова Федорова с женою, сыном и дочерями, умершего приказчика Федора Иванова жену Домну Фролову с ее дочерью с пасынком Федором с его женою, малолетним сыном и сестрою его, дворового человека Аверьяна Шаксимова с женою, да из купленных мною, Андреем, при покойном родителе нашем в 751 году на собственное мое имя Андрея Кондратьева с женою и с детьми, за которых вольно ему, Ивану, взять из его дому людей лучших такое же число (Среди взятых Иваном, в том числе, и будущий управляющий Выксунскими заводами Максим Перфильевич Горностаев).

По разделению приказчиков, заводских служителей и мастеровых на две равных части, их вывести всякому в свою часть. Так же разделить, и работных людей при всех заводах на равные части. И если в которой части недостанет число против другой, то ему, Ивану, взять от меня, Андрея, рабочими полное число, или отдать ему, Ивану, со своей части излишнее число человек за человека.

 

Дворовым же людям, живущим в домах моих, Андреевых, и собственно при мне, которые не были употреблены никогда ни к каким общественным должностям, но служили единственно при мне в верху и в поварах числом не более пятнадцати человек остаться при мне без перемены. Другим, также вдовам и девкам, живущих в домах моих остаться в тех моих домах. Живущим же в домах и при нем, Иване, остаться равно и у него без перемены.

 

Общие крестьяне, живущие в Шиморском и деревнях на правой стороне Оки, отошли к Ивану, а остальные к Андрею.

 

Взятых же из общих и из собственных, купленных на общий капитал мною, Андреем, деревень людей в егеря, в садовники и отданные мною, Андреем, в науки оружейному мастерству, в слесаря и в Москве обучавшихся каретному и столярному мастерству разравнять их на две части и разделить по согласию или по жребию пополам.

 

В деревнях обоих частей, если которая часть превзойдёт излишеством душ другую, то ему, брату моему Ивану, отдать мне посемейно людьми на своз с их строением и всяким имением хорошим среди них и плохих соразмерно для поселения в те деревни. Равно если и в моих, Андреевых, деревнях будет излишек против его, брата моего Ивана, деревень, то и ему, брату моему Ивану, от меня взять выше писанным же образом посемейно. А если он, брат мой Иван, не пожелает из тех деревень отдать мне посемейно людьми, то может заплатить мне для покупки такого ж числа душ к поселению в мои деревни, считая за каждую ревизскую душу по сто рублей деньгами. Равно и я, Андрей, если не пожелаю из своих деревень отдать вывозить, то и я ему, брату моему Ивану, имею равно ж заплатить по сто рублей за ревизскую мужскую душу. А купленным с 758 года людям без земель мной, Андреем, на собственное мое имя по учтенному мною, Андреем, с ним, братом моим, особенному положению, быть им за мною, Андреем, без зачету.

 

Финансы

 

В удовлетворение излишних платежей в рассуждении перевозки руд на Гусевскую часть, получить мне, Андрею, одному состоящие в казне общие наши деньги за принятые от нас с заводов пушки и прочее, что причтется за зачетом десятинных денег на заводах наших января по 1-е число 783-го года.

Получить мне, Андрею, от него, брата моего Ивана, по особенным нашим расчетам деньгами одиннадцать тысяч двести сорок пять рублей.

 

Имеющиеся на нас общие долги по векселям заплатить ему, Ивану, из наличных общих наших капиталов, состоящих в Петербурге и из следующих к получению нам по векселям денег. Но мне, Андрею, доставить только плаченые векселя, данные за общими нашими руками. И если по расчету какая сумма останется, то разделить ему, брату моему Ивану, со мной, Андреем, пополам. Но если денег не достанет, то каждая часть имеет уже доплачивать из своей части поровну, о чем при написании записи учинить расчет.

Долг, состоящий на нас, оставить так, как он есть обще на нас, и переписать им векселя каждому, или кто из нас захочет свою часть заплатить им, то в том всякий волен.

 

Для платежа долгов мастерам и прочим по заводам заплатить всем ничего не удерживая из привезенных денег из Москвы и от Макарьевской ярмарки, о чем он, брат мой Иван, и приказал по всем канторам. Сверх сего, что выручено денег у Макарья, и что останется товаров или привезутся какие векселя, то разделить нам обще пополам.

 

Также, что есть по Нижнему, в Астрахани и что найдется в доме, где продавались товары по Москве, остатки денег, товаров или векселей разделить пополам.

 

По векселям, какие сыщутся на разных людях, отеческие или от нас и приказчиков наших данные, по которым следует надежный платеж, те векселя разделить пополам. Сомнительные раздачи по векселям, распискам и без векселей и расписок, коли при расчете окажутся, и оные разделить также пополам.

 

Имущество

 

В домах его, Ивана, как в московском, так и в петербургском, мебель, экипажи, напитки, съестные припасы остаются при тех домах ему, Ивану, без разделу.

 

В доме моем, Андреевом, при Выксунском заводе, где я жительство имею, всякое имущество – мебели, экипажи и прочее, напитки, хлебное – взять мне, Андрею, в свою часть всё и перевести на заводских или на крестьянских подводах моей, Андреевой, части.

 

Так же мне, Андрею, взять из выксунского саду из оранжерей всякие оранжерейные деревья и растения в кадках, в горшках и в грунте. Так же и садовые деревья, кусты, коренья и прочие, что я, Андрей, пожелаю взять, а к тому и две трети оранжерейных окон. И всё то перевести крестьянскими подводами в мою, Андрееву, часть. Подводы брать из ближайших деревень, достающихся к Гусевской части, а чтоб заводских Выксунской части подвод и крестьян для сей перевозки не употреблять. В удовлетворение чего уступает брат мой Иван мне из общего нашего капиталу на перевоз четыре тысячи рублей. Которых же дерев и кустов перевести будет не можно, то остаться им до июня месяца 784-го года на местах и отдать их мне, Андрею. А пока те деревья останутся, иметь садовников для присмотру за ними и в зимнее время. Брать мне от него, брата моего Ивана, для топления дрова, при том позволить ему, брату, мне, Андрею, в доме выксунском прожить с людьми моими от подписания сего договора два месяца, пока я могу перебраться со своим имуществом в свою часть.

 

Из этой части договора напрашивается вывод, что выксунский дом считал своим Андрей, а Иван проживал в столицах.

 

Заводские припасы

 

Выкопанные руды до раздела и вывезенные на заводы Выксунские и Унженский в часть его, брата Ивана, остаются ему. Выкопанные для части, доставшейся ныне мне, Андрею, руды при рудниках и вывезенные на пристани перевозить и отправлять иль водою на тех судах, какие на то были до сего употребляемы и подлежат к той перевозке в мою, Андрееву, часть. Моим рудам, состоящим при Илевском, Еремшинском заводах, остаться для тех заводов.

 

Что касается до состоящих в наличности по заводам денег, железа всякого рода, стали, литья и всего следующего к продаже, то все оное им, приказчикам, осмотреть немедленно и сделать обстоятельную опись, по которой и разделить нам те наличные деньги и товары пополам, по равной части.

От подписания договора постройку в Копнине производить уже мне, Андрею, своим коштом. Наличным припасам остаться в Копнине для той постройки. А железо, не подлежащее к постройке, и деньги, которые там сыщутся, разделить пополам, так как и во всех прочих местах, равно и припасы заготовлять мне, Андрею.

Наличности по заводам всякие, кроме денег и товаров, следующих к продаже, припасы и всякой скот оставить в тех местах, где ныне есть, исключая то, о чём оговорено точно.

 

Особо оговоренные пункты раздела

 

Конские заводы, из коих отеческий, которой ныне стоит при Гусевском заводе, взять ему, Ивану, к себе и перегнать в Выксунской завод. А мне, Андрею, оставить находящийся в селе Вознесенском конный и скотный завод.

 

С Выксунского завода из находящегося скота взять мне, Андрею, шесть коров и четырех телят, каких я пожелаю, коих и перегнать в Гусевской завод.

 

В доме его, брата моего Ивана, московском лошадям и скоту остаться при том его доме.

А мне, Андрею, взять в Выксунском заводе двенадцать лошадей, тех самых, на которых я езжу.

И птиц, яко то павлинов, лебедей и прочих, какие были у меня, взять мне, Андрею, все в свою часть. Оленей в зверинце разделить пополам в зимнее время и мне, Андрею, в свою часть перегнать. А его, Ивана, часть оставить в том зверинце.

 

Хлеб, рожь на пристани и в заводах, ржаную муку: сделать сему размен. С пристани мне, Андрею, взять и перевести в свою часть, а на заводе Выксунском остаться ему, Ивану, тому ж числу.

 

Пшеница, мука пшеничная, ячмень, крупы, пшено, как принадлежащие к дому моему, Андрееву, остается мне для перевоза в свою часть.

 

Если в сем договорном обязательстве ныне проронены, а после окажутся какие земли или люди, то оное все разделить нам по равным частям каждому. Всё, что кому в оном договоре означено, почитать обоим нам отныне и впредь и не в чем никому не спорить.

 

Такой же точно договор от его, брата моего Ивана, имени, за его рукою, Андрей к себе получил.

 

Дворянин Андрей Баташев.

  

Источники информации:

1. ЦГА Москвы, ф. 2199, оп. 1, дд. 100.

 

Источник: http://vla-glubokov.narod.ru/dogovor.htm